Victor Anatolyevich (shavu) wrote in karta_spb,
Victor Anatolyevich
shavu
karta_spb

  • Mood:
  • Music:

Гипермаркет в норе

Сенная. Кто только не воспевал и не проклинал ее. Она помнит, как вскипело от гнева сердце Некрасова, когда поэт увидел здесь молодую крестьянку, наказываемую кнутом. Пространство этой площади мерил шагами Достоевский, проходя от своего жилища к месту действия своих романов...

Десятилетие назад Сенная стала символом постперестроечного времени: котлован недостроенного метро, грязное месиво под ногами, море ларьков — торговля легальная, полулегальная и совсем нелегальная. После того как в начале девяностых появился знаменитый указ о либерализации товарно-денежных отношений («Каждый да сбывает, что может и где хочет»), Сенная стала базаром городского значения. Конечно, дикие рынки были в каждом районе, но таков уж гений места — базарной славы Сенной никто оспорить не мог.


В начале нового века площадь стала постепенно прихорашиваться. Закончили строить станцию метро «Садовая», вновь пустили трамвай, а самое главное — здешняя торговля стала приобретать цивилизованный облик.


Нет, конечно, тут еще можно встретить странных личностей с табличками на груди, предлагающих продать им «часы-золото»; да и контрафактные записи музыки и программ для компьютера по-прежнему в ходу. Но в открытую сомнительной свежести колбасу из коробок на тротуаре вам уже здесь опасаются предлагать. Реконструирован бывший колхозный рынок, на площади открылись два многоэтажных суперсовременных торговых комплекса, фирменные магазины мясокомбинатов, другие приличные заведения. Идти к ним по «гадюшнику» нормальному человеку было бы неприятно. Может быть, потому и нашлись средства, чтобы прикрыть царство блошиной торговли.


Но то, что победа цивилизации тут полная, — только кажется. Позади наземного павильона печально известной станции метро «Сенная площадь» есть двор, в который выходят дома № 45, 45б и 47 по Гороховой улице.


В одном из этих старых строений и притаился загадочный нелегальный мир. Стена здания — грязно-красного цвета с редкими окнами и побитыми стеклами — имеет дверь на уровне второго этажа. К почти всегда открытому проему ведет шаткая лесенка.


Во дворе — странное движение. Бедно одетые люди тянутся к лестнице ручейком, поднимаются по ступенькам: их, как Буратино с Карабасом, тоже манит заветная дверь. Вывески на ней нет, но этому контингенту она и не нужна. Завсегдатаи без подсказки говорящих черепах знают тайну дверцы.


Периодически сквозь нее выносят и заносят коробки. Но это не пункт приема вторсырья. В этот ветхий дом переехала знаменитая зона безналоговой, безлицензионной и бессертификатной торговли! Знают ли о ней городские власти?


Из белого света снежного зимнего дня вы попадаете во мрак «предбанника». В нос бьет запах тухлятины и гниющих досок. У самого входа на корточках сидят два гражданина, по виду — бомжи, и что-то перебирают. Что именно, лучше не смотреть...


Историки театра пишут, что когда-то перед первой постановкой драмы «На дне» актеры волновались: как бы излишний натурализм в изображении ночлежки не прогнал зрителей из театра. Поэтому не буду описывать все увиденное на Сенной во всей красе. Скажу только, что там и вправду отвратительная атмосфера (как в буквальном, так и в переносном смысле слова), и только профессиональный долг удержал нас с фотокорреспондентом от немедленного побега на волю.


За предбанником начинается «галерея», ее освещают лишь тусклые лампы накаливания. Вдоль стен — десятка три лотков. На них — все что угодно: колбасы, сырки, йогурты, рыба, печенье, пельмени, пиво, мясо (без холодильника и в считанных сантиметрах от вафельных тортов!), водка и так далее. И все — по сказочно неправдоподобным ценам. Пиво — 5 рублей. Четырехсотграммовая упаковка сосисок — 12 — 15 рублей. И так — по всему ассортименту: все в несколько раз дешевле, чем в самом доступном из магазинов сетевой торговли.


Впрочем, если это сказка, то страшная. Никто и не скрывает, что практически все продукты тут с истекшим сроком реализации. Особую жуть вызывают пельмени. Продают их в коробках известной фирмы-производителя... Правда, все коробки оказались вскрытыми, а их содержимое не высыпалось благодаря второй, нештатной, упаковке — полиэтиленовым мешкам. На какой помойке их подобрали?


Типичная сценка в этой «норе» — женщина-покупательница сетует, что сосиски подорожали: недавно были десять, а теперь стали на два рубля дороже. Не отдадут ли их по прежней цене, если она возьмет сразу три пачки? Продавщица, по виду приезжая, южанка, отказывает. Господи, до какой же степени надо дойти, чтобы питаться такой пищей!


Я тоже не живу на московской Рублевке или в коттедже питерского Комарова. Знаю средний размер пенсии, а также про то, что можно на нее купить, если нет помощи от детей. Но я убежден, что лучше один-два раза в неделю есть субпродукты из нормального магазина, чем мучиться, отравившись подобными сосисками или йогуртами, срок годности которых истек еще два месяца назад...


Мы хотели сфотографировать подпольный «гипермаркет». Но его интерьер отобразить невозможно. Во-первых, мало света. А во-вторых, невредимым журналиста из своего логова торговцы навряд ли выпустили бы. Впрочем, и снаружи народную тропу запечатлеть оказалось непросто. У входа все время крутился какой-то подозрительный тип: то ли товар ждал, то ли «на стреме» стоял... Даже когда он отходил облегчиться к ближайшему мусорному контейнеру, и то мрачно озирал окрестности. Тогда мы с фотокором пошли на хитрость: сделали снимок из окна соседнего шикарного здания.


...До сих пор в городе продолжаются дебаты, сносить или нет возвысившуюся над Сенной «Колонну мира». Но вместо того, чтобы обсуждать достоинства или недостатки французского подарка к 300-летию города, лучше бы убрать с площади уродство «пещерного» гипермаркета. А то ведь мало того, что там людей травят, не ровен час, вспыхнет пожар — и тогда страшно даже представить, что может случиться в проклятой норе.


Наличие дикой «торговой зоны» на Сенной согласился прокомментировать заместитель председателя городского комитета экономического развития, промышленной политики и торговли Николай Архипов. Узнав о ее существовании, он резонно заметил: поскольку незаконный рынок расположен всего в пятнадцати минутах ходьбы от здания его комитета и Мариинского дворца, значит это кому-то нужно.


— Не видит районная администрация, не замечает милиция, выходит, кто-то «крышует», — сказал г-н Архипов. — Эти коробейники, как мокрицы или пауки, прячутся где-то «под камнями»: их в одном месте прогонят, они в другое бегут. Мелких штрафов не боятся, а больше им реально ничего не грозит. Да и мизерный штраф взыскать сложно, зачастую эти лица не имеют регистрации... Очевидно, что многие продавцы в подобных диких зонах — нелегальные мигранты. Выходит целый клубок проблем. Спасибо, что сообщаете о такой точке. Хочу обратиться к петербуржцам: пожалейте себя. Нет у нас в городе такого голода, чтобы есть выброшенные на помойку продукты. Сэкономите 20 — 30 рублей, а потом лечение станет в десятки, а то и сотни раз дороже.


http://www.spbvedomosti.ru/document/?id=10771&folder=428
Tags: история, разное
Subscribe

  • Было-стало № 23. А может это мой дом?!

    Оригинал взят у troitsa1 в Было-стало № 23. А может это мой дом?! Дом на углу - Гороховая ул./ Наб. р. Фонтанки. Дом Яковлева! Так он…

  • Частное объявление: переезд тематики

    САНКТ-ПЕТЕРБУРГ: Герб рода Романовых. Высочайше утвержден 8 декабря 1856. Набережная канала Грибоедова, 2-а (Храм Спаса-на-Крови): Тема…

  • Новые (старые) грифоны

    Новые (в том смысле, что раньше их там не было видно) грифоны появились после реставрации на фасаде дворца Великого князя Алексея Александровича (со…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments